Литургия Преждеосвященных Даров

06.03.2018

 

без преувеличения можно назвать духовной вершиной великопостного богослужения. Живое, реальное ощущение единства Церкви Земной и Церкви Небесной, переживаемое христианином за этой службой, порождает неоценимый опыт мистического приобщения к вечности, становится еще одной ступенью на пути восхождения в Небесный Иерусалим. 

К сожалению, для многих христиан, живущих в миру, эта литургия почти неведома. Совершается она в будние, рабочие дни, и нередко — в полупустом храме. В воскресные дни храм снова наполнится прихожанами, но будет совершаться уже не великопостное, а воскресное богослужение. Между тем, Преждеосвященная литургия занимает особое место в годовом богослужебном круге, которое необходимо знать и в котором необходимо участвовать каждому христианину. 

Великий пост — время покаяния, сокрушения о своих грехах, самоуглубления и духовных подвигов ради очищения души. В будние дни Святой Четыредесятницы, от понедельника до пятницы, церковный Устав запрещает совершение Евхаристии, кроме праздника Благовещения Пресвятой Богородицы. С чем это связано? Евхаристия, которая совершается на Божественной литургии,— это всегда праздник, торжество Церкви и радость благодарения (слово Евхаристия переводится с греческого как благодарение), это явление Самого Христа и доказательство Его воскресения. Как же совместить праздничную литургию с великопостным покаянным плачем о грехах? В период Четыредесятницы Святая Церковь установила совершать Божественную литургию только в субботние и воскресные дни, когда пост немного ослабляется. А для того, чтобы не лишить христиан причащения Святых Таин на целую седмицу, чтобы укрепить их в духовном подвиге поста, Устав предписывает совершать особое чинопоследование, называемое литургией Преждеосвященных Даров. Великопостное богослужение и косное (протяжное) пение, соединенное с возможностью приобщиться «Небесного Хлеба», рождает в христианине радостотворную печаль — это особое духовное настроение, в котором гармонично сочетаются покаянный плач и светлое упование на милосердие Божие. 

Составителем чина Преждеосвященной литургии считают святителя Григория Двоеслова, папу Римского. Точнее, с его именем связано введение этого чина в Западной Церкви, в то время как на православном Востоке эта литургия была уже повсеместно распространена. Однако сегодня на католическом Западе этот чин совершается лишь раз в году — в Великий Пяток, как раз тогда, когда Устав запрещает вообще совершение какой бы то ни было литургии. 

Литургия Преджеосвященных Даров — это древнее вечернее богослужение (так предполагает Устав) среды и пятка. Время суток, определенное Уставом для этой службы, обусловлено тем, что в среду и пяток Великого поста вкушение пищи предписывается только после захода солнца. Поэтому и Божественная Трапеза поставляется на вечернем богослужении. К вечерне добавляется особый чин причащения Христовых Таин, которые были освящены накануне, за полной воскресной литургией. Отсюда и происходит название — Преждеосвященная. Богослужение совершается с особенным благоговением, страхом Божиим и трепетом — ведь на престоле в алтаре находятся уже освященные Дары — Тело и Кровь Спасителя, то есть Сам Спаситель, воплотившийся и принесший Себя в жертву за наши грехи. 

На протяжении веков чин Преждеосвященной литургии развивался и изменялся. В его основе лежит практика домашнего самопричащения христиан первых веков и древних отшельников, аскетов-пустынников. Самопричащение мирян было распространено в Церкви не только в апостольские времена и период гонений. В IV веке святитель Василий Великий поощряет благочестивых христиан иметь в своих домах запасные Дары для ежедневного причащения. Со временем эта практика не только ушла в прошлое, но и была запрещена, однако ее следы мы замечаем и в нашей литургической жизни — в причащении преждеосвященными Святыми Дарами. 

Современное чинопоследование Преждеосвященной литургии состоит из трех частей, истоки которых уходят в древность: это оглашение (поучения к принятию Святого Крещения), вечерня и, собственно, причащение с подготовкой к нему. И хотя в этом богослужении (во второй его половине) мы находим некоторые элементы литургии, самой литургии не совершается, так как отсутствует ее центр — Евхаристический канон. 

После чтения 3, 6, 9-го часов, последования изобразительных и малого отпуста совершается обычная вечерня. Начинается она тем же возгласом, что и полная Божественная литургия: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков». 

Затем следует чтение предначинательного 103-го псалма, повествующего о сотворении мира,— непревзойденный гимн Господу Богу, Творцу и Промыслителю. Богослужение продолжают Великая ектения и чтение 18-й кафизмы. «Песни степеней, или восхождений» (псалмы 119-133) названы так по числу 15 ступеней Иерусалимского храма, при восхождении по которым пелись сии 24 псалма. Внимая древним пророчествам о восхождении бывших в плену Вавилонском иудеев в Иерусалим, мы обращаем свои мысленные взоры к Иерусалиму Небесному… 

На третьем антифоне кафизмы в современной практике Преждеосвященной литургии происходит некоторое действо, совершенно непонятное для людей, незнакомых с великопостным богослужением. Чтение Псалтири прерывается, и все молящиеся, включая чтеца, с чувством великого благоговения падают ниц. Через полминуты все поднимаются и чтение продолжается. В это время священник в алтаре, при закрытых царских вратах, сотворив земной поклон перед Святыми Дарами, поднимает дискос над головой и переносит Святой Агнец с престола на жертвенник*. Тело и Кровь Спасителя дориносятся с особым трепетом, благоговением и страхом Божиим. 

Вечерня продолжается пением десяти стихир на «Господи, воззвах…» с псалмами 140-141. Стихиры Триоди призывают нас к духовному подвигу поста, а песнопения Минеи посвящены святому, память которого совершается в грядущий день. Оканчиваются стихиры Богородичным — песнопением, воспевающим Пречистую Деву. Царские врата открываются, и священник совершает вечерний вход с кадилом. Песнь «Свете Тихий…» прославляет пришедшего во плоти Сына Божия вкупе со Отцем и Святым Духом. 

Следующий затем первый прокимен Триоди готовит нас к восприятию ветхозаветных писаний, предваряя чтение первой паремии. Отрывки из Книги Бытия обращают наш мысленный взор к сотворению миру, первозданному человеку, грехопадению прародителей и его последствиям. Адам нарекает имена животным, а Господь создает ему помощницу — Еву. Но вот и первый соблазн, пришедший через древнего змия, первое грехопадение, преступление заповеди Божий: здесь и преслушание, и нарушение поста, и гордыня, и самооправдание, и даже упрек Богу Отцу. Человек лишился первой благодати, природа его претерпела изменение, как будто в результате тяжелой болезни, тело лишилось бессмертия, а душа его покорилась плотским желаниям… 

После пения второго прокимна Триоди мы слышим дошедший до нас отголосок раннехристианской литургии тех времен, когда Великий пост был периодом подготовки к принятию Святого Крещения. Отверзаются царские врата и священник с зажженной свечой и кадилом в руках благословляет молящихся словами: «Свет Христов просвещает всех». Молящиеся с чувством смирения и благоговения опускаются на колени, до земли преклоняя свои главы. Горящая свеча — символ Христа, Света мира. «Просвещение», то есть Святое Крещение, к которому готовятся оглашенные, просветит их разум и откроет его к пониманию Священного Писания. Ветхозаветные праотцы, чьи писания возглашают нам паремии, были просвещаемы тем же светом Христовым, которым ныне просвещаются люди Нового Завета. Этот фрагмент богослужения, кроме символического смысла, имеет и исторический: так как Преждеосвященная литургия совершалась вечером, то для освещения помещения в молитвенное собрание вносили зажженный светильник и поставляли его на солее. 
 

Please reload

© 2016 «ХРАМ СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО ВОИНА ФЕДОРА УШАКОВА»